15.06.2017 12:27 Экономист рассказал, почему тенге может повторить судьбу рубля

Экономисты давно говорят о прочной привязанности тенге к российскому рублю, и сейчас ситуация в российской экономике может влиять на толщину кошелька рядового казахстанца.

"С одной стороны, рубль плавает вслед за стоимостью нефти, иот этой политики российские Центробанк иправительство пока отказываться несобираются. А сдругой— очень настойчиво те же самые государственные органы— правительство ируководство Центробанка— проводят совершенно противоположную политику: говорят отом, что инфляцию вэтом году удастся ввести вкоридор 3-4%. И это даже подтвердил российский президент Путин. Из этого следует, что курс рубля ослабляться недолжен. Вот здесь явное противоречие, икак оно будет разрешаться, сказать трудно",— считает Своик.

При этом, по его словам, казахстанские власти все, "один к одному", повторяют за Россией. "У нас точно так же речь идет о том, что от плавающего курса мы не отказываемся, но инфляция в этом году будет низкая. А в следующем году постараются инфляцию еще ниже сделать, и вообще, вся экономическая стратегия Казахстана построена на низкой инфляции", — заявил экономист.

- Как говорить о низкой инфляции, когда килограмм колбасы — кстати, отечественного производителя "Бижан" — с начала июня стал стоить почти на тысячу тенге дороже?

— У Нацбанка одна инфляция, а у "Бижана" — другая. И это надо хорошо понимать. Наши макроэкономические органы витают в неком макроэкономическом вакууме, который не всегда совпадает с реальностью.

- Не совпадает с реальностью, потому что повторяет за Россией?

- Мы вынуждены повторять российскую игру, потому что унас своей игры нет. И если опираться нена всякие рассуждения, ана реалии, то, повсей видимости, вовторой половине этого года нам следует ожидать переход отукрепления тенге кего ослаблению.

- Из-за рубля?

— В России сейчас переломная неопределенность, вернее даже сказать, мировоззренческая неопределенность, которая состоит в том, что накапливаются противоречия между продолжением политики Центробанка России и обновленным кадровым составом правительства. Путин уже не раз давал зеленый свет разработчикам различных версий экономических программ: новые программы появились, но российский президент все еще никаких решений не принял. Сейчас, в связи с Петербургским экономическим форумом, снова поднимается вопрос принятия различных экономических программ. Но, по большому счету, таких программ всего две. За одной стоит экс-министр финансов Алексей Кудрин, и она заключается в том, чтобы все сохранить, как есть, а за другой стоит уполномоченный по предпринимательству, омбудсмен Борис Титов. У Титова принципиально иная программа, и рано или поздно Владимиру Путину надо будет делать выбор между сохранением прежней стратегии команды Кудрина и переходом на совершенно другую экономическую модель.

- Программа Титова, которая соревнуется с политикой Кудрина, основана на фиксированном курсе рубля? Что там принципиально нового?

— Фиксированный курс рубля — это одна из составляющих новой экономической политики. А политическое решение состоит в том, что России должна отойти от сырьевой и, самое главное, монетарной роли периферии Запада и перейти к самостоятельной экономической и, прежде всего, монетарной политике, опираясь не на внешнее, а на свое собственное инвестирование и кредитование.

- Насколько жизнеспособна такая экономическая политика?

— Ровно настолько же, насколько теряет жизнеспособность попытка Кудрина оживить экономику России в рамках внешне ориентированной политики. В России патриотический подъем, связанный с Крымом в частности, все больше охлаждается кислой экономической ситуацией, и прежними методами экономическую ситуацию не поправить: нужно экономику России переводить от стагнации к быстрому развитию.

- Легко сказать, но сложно сделать. Новый, предлагаемый Титовым, курс "сами себе инвесторы" направлен на экономическую изоляцию?

— Нет, этот курс не предполагает какую-либо изоляцию, правильней сказать — предполагает переход от внешнего монетарного обеспечения к внутреннему. Сегодня Россия, как и Казахстан, не является монетарно суверенным государством. Банковская система России — это всего лишь периферия западной финансовой системы. Российский Центробанк, равно как и Национальный банк Казахстана, — это обменник, а не национальный монетарный суверенный орган. Национальная валюта и в России, и в Казахстане — это всего лишь "местные доллары". И сейчас решается вопрос: оставить все как есть или попытаться что-то изменить.

<<< Назад